Главная \ Острая тема \ Я против закона о ювенальной юстиции

Я против закона о ювенальной юстиции

 

Семья: посторонним вход воспрещен!

 Или почему я против принятия закона о ювенальной юстиции

 
Надежда Гарибова,

 психолог детского сада «Садко»

 

ювенальная

В нашей стране на сегодняшний день слишком много людей, которые кормятся, так или иначе заботясь о благополучии ребенка. Во всех структурах, включая Министерства 

здравоохранения, образования, внутренних дел есть специалисты в сфере детства. Приведу только один пример того, как  проявляется эта забота.

Затолкал ребенок в ухо пластилин, испуганные родители позвонили в «Скорую» и через час в их доме  сидит представитель силового ведомства и составляет протокол о произошедшем. Ситуация кажется нелепой и смешной только в том случае, если родителями этого ребенка являетесь не вы. Если вы, то уже не смешно. Уже вы вынуждены примерить на себя образ недобросовестных (беспечных, безответственных, неосмотрительных и далее как вам нравится) родителей и попытаться доказать обратное. 

Если через какое-то время ваш   неутомимый исследователь, продолжая эксперименты,  засунет в нос горошину и ситуация с протоколом повторится,  вам уже будет совсем не смешно, потому что увеличение количества протоколов о ненадлежащем  присмотре за ребенком наведет вас на беспокойную мысль  о криминальном характере вашего родительства.

И ваши сентиментальные переживания по этому поводу никому не интересны, поскольку государство в данном случае выполняет важную миссию - проявляет заботу о вашем ребенке, причем, безотносительно к тому, как вы сами эту заботу воспринимаете, нужна ли она вам.

А кажется, до того ли должно быть этим представителям органов власти при таком количестве неблагополучных семей, где  родители не только не заметят пластилин в ухе ребенка, но и при необходимости не смогут вспомнить номер телефона «Скорой помощи»? Или у нас их уже нет? Есть, конечно, и работа с ними ведется, но она мало результативна и привычна, можно сказать, позавчерашний день. А здесь мы в ногу со временем и даже немножко впереди…  Впереди паровоза медленно, но верно продвигающегося в сторону принятия закона о ювенальной юстиции.

 юстиция

Структура, о которой мы говорим, в том виде, в каком она представлена сегодня за рубежом, наделена по отношению к семье самыми  широкими полномочиями, главное из которых – прерогатива решать насколько правильно организована жизнь семьи. Повод -  соблюдения прав ребенка. Семья в ювенальном подходе рассматривается не как целостная, иерархически структурированная и сложно организованная  система, а как совокупность людей, перманентно покушающихся на права друг друга.

На мой взгляд, категория «Право» вообще не должна присутствовать во внутрисемейных взаимоотношениях, в семье все должно строиться на любви, ответственности, доверии, принятии, заботе. Это мое представление о семье может не совпадать с вашим,  и вы можете, например, вступая в брак, заключить брачный контракт. Но с принятием закона о ювенальной юстиции вы уже не сможете строить свои взаимоотношения с ребенком так, как считаете нужным:  посторонние люди  будут навязывать вам свое представление о воспитании, о его и ваших (отдельно!)  правах и контролировать процесс. Любая семья вне зависимости от степени своего социального благополучия при определенных обстоятельствах попадает в сферу государственного (общественного)  контроля.

Между тем общеизвестно, что каждая семья уникальна, благодаря чему она и поставляет обществу непохожих друг на друга граждан. И подходить к ней с усредненным измерительным инструментом (неважно каким)  неумно, тем более  используя   субъективные оценочные категорий типа «психологический» и «моральный» вред.

 

 Семья – это хрупкий живой, непрерывно развивающийся организм. Время от времени любая нормальная семья переживает кризисы,  благодаря чему выходит на новый уровень внутрисемейных взаимоотношений. И только она сама должна определять меру своей открытости для посторонних лиц, особенно в сложные периоды своего развития.  Именно эти сложные периоды, обозначенные в ювенальном подходе  формулировкой «трудная жизненная ситуация» подлежат контролю со стороны государства и предполагают вмешательство во внутреннюю жизнь семьи. Самая распространенная форма вмешательства теперь уже широко известна во всем мире и у меня она вызывает ассоциации со слоном в посудной лавке.

В 13 лет ребенок может заявить родителям: «Вы достали меня своими ограничениями! Я хочу жить отдельно!». В 18 лет он скажет: «Ладно, ма, забудь! Заносило немного, но вы тоже где-то были неправы…» и жизнь будет продолжаться дальше. Но если в этот период «срывания крыш» и «отпускания тормозов» в семью придут люди, чтобы зафиксировать факт «психологического насилия» с моей стороны, и помогут моему ребенку, хотя бы на время, освободиться от этого «насилия» и от меня заодно, то продолжение этой истории будет совсем другим.

Я не случайно в начале текста использовала глагол «кормятся». Долгая жизнь, прожитая мной с внимательным интересом по отношению ко всему, что в ней происходит, показывает, что как только в большом и неповоротливом теле государства появляется новая структура, она тут же начинает разрастаться, главным образом вширь. Создаются научные и методические центры, филиалы, отделы, наполненные людьми, не имеющим к полезной практической деятельности  непосредственного отношения. Стремясь оправдать свое существование, они инициируют новые проекты и технологии, прессуют нижестоящие учреждения невероятным  количеством отчетной документации и,  добыв доказательства результативности своей мнимой деятельности, рапортуют о них на всех уровнях. Мероприятия должны быть непременно инновационными, а цифры убедительными и добывание этих цифр становится главной целью работы  огромного количества людей.

     Я категорически против того, чтобы эти люди имели право входить в мою семью для выполнения своих должностных полномочий и вмешивались в мои отношения  с  ребенком как третейские судьи. Семья – главное, что у меня в этой жизни есть, и каждый входящий в нее должен «снимать обувь свою», как на Святой земле. И уважать правила ее внутреннего жизнеустройства, доставшиеся мне от родителей, а потом и сложившиеся в ходе непростой, часто трудной, иногда откровенно несчастливой, но МОЕЙ жизни.

Закон о ювенальной юстиции после очередных поправок, скорее всего, будет принят. Инновационный маховик раскручен и должен выдать результат. Каким он будет? Может, и не таким мрачным, как кажется мне сейчас. Ну, пострадают какие-то семьи, авось, не семьи близких мне людей.

А если это будут как раз они?

 

mamik86@yandex.ru