Главная \ Секреты воспитания \ в защиту бабушек

в защиту бабушек

В защиту бабушек

О людях, воспитанных ими, и "синдроме Арины Родионовны"

Виктор Гаврилов

бабушкаВ предыдущем номере журнала (№6 декабрь – январь 2015 года) была опубликована статья психолога Надежды Грибовой «Я хочу, чтобы моя бабушка умерла…», которая многих не оставила равнодушными. А недавно мне попались на глаза выкладки специалистов туманного Альбиона на тему «Работающие мамы: как работа матери влияет на развитие ребенка в первые годы жизни?», которые соответствуют наблюдениям, приведенным в этой статье.

В частности, британские ученые считают, что бабушки и дедушки оказывают плохое влияние на развитие ребенка, и тому есть несколько причин: эти люди, возможно, не слишком-то рады находиться с малышом круглые сутки и быстро теряют к нему интерес; они не прошли специальной подготовки для того, чтобы заботиться о детях; бабушки и дедушки иногда чувствуют себя зажатыми в тиски, оказываясь перед необходимостью заботиться и о маленьких детях, и об их родителях.

Мне сложно спорить с психологами и социологами, у меня нет соответствующих статистических данных. Я не проводил годы, сравнивая поведение, уровень социализации и результаты обучения детей, воспитанных родителями и бабушками. У меня есть (всего-то) личный жизненный опыт да несколько знакомых, моих сверстников, которые, как и я, были воспитаны бабушками в «счастливые советские годы». И все же мне бы хотелось вступиться за бабушек, вытащивших мое поколение на своих плечах (меня бабушка воспитывала до семи лет, пока родители покоряли большой город).

Я, конечно, за то, чтобы дети проводили больше времени с родителями, и не собираюсь оспаривать результаты исследований специалистов, а просто выскажу свои соображения по этому поводу.

Начнем с того, что мир бабушек (дедушек) отличается от мира родителей, особенно если этот мир не по соседству с твоим, а где-нибудь в деревне. Этот мир полон тайн, загадок, каждодневных открытий. Этот мир гораздо больше и разнообразнее, чем городской, и здесь ты свободен (ведь, как правило, внуки гостят у бабушек на каникулах)...

Бабушки – носители исконных духовных ценностей, прежде всего православных. О христианстве специально мне никто не рассказывал, сельский храм был превращен в клуб в начале ХХ века. Но на меня с раннего детства смотрели с иконы добрые глаза Христа, я видел, как просто и искренне бабушка молилась, прося помощи в каких-то простых делах (чтобы собрать в срок картошку, чтобы «вёдро» было во время сенокоса, чтобы корова благополучно отелилась…) И я видел эту действенную помощь, понимал, что «бабушкина вера» живая, тесно связанная с повседневной жизнью, простая и радостная.

Бабушки – прекрасные собеседницы, рассказчицы, кладезь народного опыта, крылатых выражений, загадок, частушек, прибауток и пр.   До сих пор жалею, что не составил толковый словарь на основе лексики моей бабушки (а такие прецеденты в отечественной лингвистике случались). Моя бабушка была носителем северного диалекта, хотя прекрасно владела и литературным языком. В ее живую яркую речь постоянно вплетались образные выражения, пословицы и поговорки. Она обладала жизнелюбием и цепкой памятью. Зимними вечерами бабушка рассказывала, как жили в старину. И хотя в деревнях жили непросто, рассказы эти были до чрезвычайности притягательны, наполненные деталями, описаниями, снабженные комментариями. И моя любовь к русской культуре, к Родине, в конце концов, конечно, от бабушки. Как Александр Сергеевич Пушкин проникся нежностью ко всему славянскому, слушая нянюшкины сказки, так и я полюбил все русское, слушая бабушкины рассказы. Этот пласт культуры стал неотъемлемой частью моего мировосприятия, моей судьбы.

Бабушки – труженицы. Не помню, чтобы моя бабушка сидела сложа руки, бессмысленно уставившись в окошко. И нам с братом не приходилось скучать. У бабушки все получалось споро, эффективно, она заражала своим оптимизмом и трудолюбием. Впоследствии умение трудиться, отсутствие страха перед любой работой очень помогло мне в жизни. Я узнал цену хлебу, цену деньгам, во мне навсегда останется уважение к труженикам, честно делающим свое дело.

Бабушки мудры. За их плечами многовековой опыт, отсюда их убежденность в собственной правоте. И они не просто хранители этого опыта, народной мудрости, они наставники. Меня всегда поражала спокойная уверенность бабушки, ее понимание жизни и сути вещей. Любой факт, любое жизненное явление или поступок человека тут же получал ее оценку, и эта оценка была верной, точной и справедливой.

Так вот, встречая людей, воспитанных бабушками, я узнаю в них черты, присущие в той или иной степени и мне. Думаю, «воспитанные бабушками» - это определенная общность, социальный тип, каста, если угодно. Именно по этой житейской мудрости, которая проскакивает искорками в глазах даже самых молодых, я узнаю «своих». Это такие «молодые старички». Нет, не утратившие оптимизма, но словно бы знающие о жизни что-то, чего не видят, не знают, не хотят понять другие.

Это люди, которые торопятся жить и твердо знают, чего хотят, ведь время неумолимо и скоротечно. А хотят они бабушка1добиться необходимого, занять свое место под солнцем, быть полезным обществу. Объяснение подобному стремлению я нашел в одной из статей психолога Людмилы Петрановской. Бабушки, воспитывающие внуков, повторяют: «Вот меня не станет, кто о тебе будет заботиться? Скорей взрослей, становись на ноги, ищи работу, обзаводись семьей…» И такие дети взрослели ускоренными темпами, опережая своих сверстников.

Кроме того, «воспитанным бабушками» свойственна  особая культура поведения: они вежливы, добродушны, спокойны.

Они умеют планировать бюджет, вести хозяйство, заботиться о других (младших, слабых, больных). Они честные, порядочные люди, но часто – прагматики, а не избалованные мечтатели, поскольку знают, что ничего не дается просто так, все нужно заработать своим трудом. 

И еще: отношение к болезни и смерти. У «воспитанных бабушками» оно особое. Не могу сказать, что нет страха перед смертью, однако она воспринимается как неизбежный факт, предопределенный самим ходом жизни. К этому событию надо готовиться и внутренне, и совершая определенные поступки. Подобная эсхатологичность (имеющая все-таки положительные черты) присуща им на протяжении всей жизни.  Когда внук видит, что бабушка не только не боится смерти, но предчувствует ее, ждет и даже зовет (потому что пора), - это, знаете ли, серьезный жизненный опыт…

Конечно, все мои рассуждения субъективны, однако я знаю и то, что дни, месяцы и годы, проведенные с бабушкой, – самое счастливое время в моей жизни. Я мысленно возвращаюсь в те далекие времена и чувствую любовь, тепло и поддержку моей бабушки. И мне хочется, чтобы был я, и она, и наполненный солнцем, радостью, правдой мир, и чтобы ничего не менялось…