Главная \ Школоведение \ Мужчина в школе

Мужчина в школе

Cлово «школа» женского рода…       

Виктор Гаврилов, кандидат педагогических наук

 

Уж сколько сломано копий по этому поводу, но «официального мнения» так и нет. Нужен школе мужчина, или она без него может обойтись?

Попытаюсь ответить на этот вопрос, поскольку, во-первых, мужчина, во-вторых, имею опыт работы в школе учителем русского языка и литературы, а в-третьих, мне небезразлична судьба современной школы.

Каждое событие «мужчина-учитель» уникально. В современных школах (мне приходилось бывать в составе жюри конкурса «Учитель года») работает немало творческих, увлеченных педагогов сильного пола. О них разговор впереди. Но если брать не совсем удачные примеры, то, обобщая, возможно выделить и проанализировать три основных группы:

1) мужчина-учитель знает предмет, но не любит детей. Такой педант-профессионал, стремящийся вложить  в головы школьников знания, не принимающий оправданий, связанных с невыполненной домашней работой, невыученным правилом и т.д. Он строго наказывает, он суров и справедлив. Это образ беспристрастного твердолобого учителя – более ученого, чем педагога и друга детей. Про него говорят: «Это очень сильный учитель». Он мечта родителей. Дети под его руководством выигрывают олимпиады и поступают в МГУ, но трепещут, когда он входит в класс, боятся его, избегают общения с ним вне уроков.

2) Не знает предмета, но детей обожает (поэтому приходят на память советские уроки труда, физкультуры, НВП, которое теперь – ОБЖ) Там можно было как-то скрыть свою некомпетентность за интересными вещами, ведь детям нет дела до методик, им лишь бы весело было. Вот у нас на физкультуре – кинет педагог баскетбольный мяч, а мы и рады, бьемся до самого звонка. До сих пор с удовольствием вспоминаю такие уроки, хотя теперь понимаю, что учебная программа не выполнялась и тема в журнал писалась липовая. Где был физкультурник в это время? Ну, конечно, у себя в каморке. Что он там делал, для меня до сих пор загадка. Но мы нашего «физкультурника» любили, уважали: мог пинка дать, употребить крепкое словцо - одним словом, проводил активную воспитательную работу и был неравнодушным человеком.

Еще мне вспоминается книга Леонида Пантелеева «Республика ШКИД». Был там словесник, который изучал с бывшими беспризорниками фольклор, распевая частушку: «Не женитесь на курсистках, они толсты, как сосиски…» – вот, собственно, этим и ограничивался учебный процесс.  Любил ли он детей? Скорее, он их побаивался, но относился ко всем доброжелательно. А уж дети как его любили!..

3) Педагог, который не любит детей и не знает предмета. Это тяжелый случай. Такой озлобленный на всех и вся мизантроп, возможно, неудачник, который прибился к школе в связи с гендерными особенностями, а будь он женщиной, его бы и на порог не пустили. Поскольку он неудачник, то срывает злобу на детях (годы проходят, а ничего в жизни не меняется). Из года в год он, надоев уже и самому себе, повторяет, что «Волга впадает в Каспийской море».

У моего младшего брата был учитель начальных классов (Сан Саныч), который бил учащихся линейкой по рукам. Не могу сказать, что он был неудачником (заслуженный уважаемый учитель), но черты озлобленности и скуки, усталости от профессии у него, несомненно, были.

         Вообще, я отмечаю, что раньше авторитет учителя был непререкаем, а учащемуся отводилась роль бесправного, покорного слушателя (повторю, я закончил школу в 1991 году и «совкового образования» хватил в полной мере). Теперь все иначе: мы пожинаем плоды демократии, но это не предмет нашего разговора.

 

         Для меня не стоит вопрос: «Нужен ли учитель-мужчина современной школе?» Конечно, нужен. Есть такие предметы, которые женщинам преподавать не с руки. Но, полагаю, что если школа укомплектована, скажем, на 90-95% женщинами-профессионалами, от этого образовательный процесс и учащиеся особо не пострадают. Исследования на эту тему ведутся, в том числе и в СурГПУ. Есть статистика, аналитика. Ученые-социологи говорят, что качество обучения не зависит от пола. Такой связи не установлено.

На мой взгляд, мужчин в школах мало потому, что сугубо творческим натурам там тяжело. Очень много бумажной работы, скучных заседаний, отчетных мероприятий. Некогда сеять разумное, доброе, вечное… Поднимешься мыслью на рутиной, а тебя – бац! – по голове пыльной папкой с отчетами… А женщин спасает их педантичность, основательность, ответственность. «Поэты от образования» в таких условиях начинают задыхаться и сбегают.

Говорят о непрестижности профессии. А в чем она должна заключаться? Нет престижа, потому что на улице люди не кланяются и не благодарят педагога, как это было еще лет 40 назад на селе? Без этого можно обойтись. Теперь никому не кланяются. Уважение государства? Сейчас многие менеджеры получают меньше, чем средний учитель в школе. Молодым педагогам дают прекрасные «подъемные», помогают приобрести жилье, начисляют премии – одним словом, семью учитель сможет обеспечить. Директора школ в один голос говорят, что государство, наконец-то (после двух десятилетий), повернулось лицом к учителю. И если ты профессионал, да еще и мужчина, тебя всегда заметят, продвинут, наградят. Мужчине легче стать директором школы, например. Это факт. Какая еще нужна престижность? А любовь детей, уважение коллег и благодарность родителей… Вот это надо заслужить.

 Мужчины в школу идут. Возможно, не так активно, как нам хотелось бы. По данным официального отчета о численности и составе работников образовательных учреждений города Сургута за 2012-13 учебный год, педагогами трудятся 2688 человек, из них 2459 – женщины. Путем нехитрых математических вычислений определяем, что учителей мужчин в сургутских школах 229 человек. Это немного, но уже поэтому любой урок мужчины будет выгодно отличаться от урока женщины -  в силу своей эксклюзивности и уникальности. И потом – нужно же школьницам в кого-то влюбляться…

Другое дело, что некоторые педагогические специальности перестали быть в сознании общественности мужскими, и на них парней, к сожалению, никакими коврижками не заманишь: это филология, музыка, биология, ИЗО…

На нашем курсе из 150 человек было только пять ребят. Филфак всегда был факультетом невест. А я не комплексовал: всегда любил литературу и хотел работать с детьми, чувствовал призвание. Если кто-то успел прочитать книгу Людмилы Улицкой «Зеленый шатер», наверно, вспомнит идеального учителя литературы из этого романа, за которым дети ходили гуськом и выросли диссидентами. Вот и я мечтал быть для детей именно таким педагогом. Почему ушел из школы? Все мне там нравилось, только дисциплину держал с трудом (детдомовцы были, трудные дети)… Со студентами работать легче, они уже мотивированы. Можно вместе творить, выдумывать и пробовать.

         Но вернемся к нашему вопросу. Основной упрек (или тезис) сторонников «мужского начала» в школе звучит так: «Женщины-педагоги не могут сформировать у мальчиков мужской модели поведения». Но и  здесь можно возразить. О какой типичной  модели поведения идет речь? Не о  той ли, когда брутальный физкультурник дает крепкого пенделя драчунам? Те перестанут драться, но поймут, что значит власть силы, как ею пользоваться. А может, это та модель, когда спешит пузатый человечек в мятом костюме и с толстым портфелем на урок? Рукав измазан мелом, остатки волос на голове всклокочены… Нет, это портрет педагога из прошлого!

         Образ современного школьного учителя мне рисуется в другом свете. Это яркий, стильный, неравнодушный, что очень важно – нестарый мужчина, который входит в класс -  и происходит чудо!.. В глазах детей загораются огоньки. Видно, что детки соскучились. Им хочется продолжить прерванный вчера разговор о Базарове, Безухове или Карениной. Им хочется подбирать синонимы к слову «чаять», чертить карты походов Наполеона и обсуждать расстановку сил Сталинградской битвы, им хочется сделать из дерева нэцкэ и подарить маме, им хочется в интересной форме освоить волейбольную подачу и взять новую высоту; им хочется ставить опыты по химии, буравя железо серной кислотой, крутить электрическую машину так, чтоб искры летели! И все эти желания порождает в них учитель-мужчина новой формации, настоящий профессионал, тот самый Данко, который выведет наших деток из темного леса невежества, скуки и рутины.