Главная \ Острая тема \ бесит ребенок

бесит ребенок

Он меня бесит!

 Почему дети так раздражают своих родителей?

Светлана Сергеева

untitledСначала он отказывается завтракать. Спустя час неохотно садится, продолжая бухтеть, что не любит овсянку, и вообще, хорошо бы сварить сосисок. Проливает молоко. Роняет ложку. Поднимает и неловко загребает ею кашу, глядя куда-то мимо. И вот в тот самый момент, когда овсянка еще только совершает свой недолгий полет к полу, мы оба понимаем, ЧТО сейчас будет.

Испепеляющий взгляд, шипение сквозь зубы или грубый окрик – не важно. Важно, что точка кипения пройдена, а значит, взрослый в 90 случаях из 100 сочтет себя вправе выплеснуть на ребенка свое раздражение. Если удалось удержаться в рамках беззлобного юмора – это победа. За все остальное должно быть стыдно.

Сейчас модно говорить о необходимости выплескивать эмоции, не гасить в себе вулкан,  а дать ему возможность отбушевать. Вариант, конечно. Только со временем замечаешь, что ребенок, насмотревшийся на наши вулканы, почему-то тоже брызжет горячей лавой, вместо того чтобы проявить гранитное спокойствие. Обстановка накаляется.

Есть приверженцы теории самообладания несмотря и вопреки. Каша еще в полете, а перед нашим внутренним взором уже раскинулся невозмутимый седой океан, крики чаек, зной – абсолютное спокойствие. Счет до десяти тоже сгодится, особенно хорошо считать собственные вдохи  -  выдохи. Но у большинства из нас эта схема не работает – стоп-кран не успевает включаться до того, как с губ слетят первые раздраженные возгласы.

Особенно нехорошо на сердце потом, во время отлива, когда задаешься вопросом: «Я что, недостаточно сильно люблю своего ребенка, или же не вполне искренно? И вообще, ПОЧЕМУ меня бесит мой собственный ребенок, моя кровиночка, мое всё?»

Пять тривиальных причин

1338806982_kak-perestat-korichatПсихологи заготовили на этот счет «джентельменский набор» ответов. Ну, во-первых, ребенок – человек, имеющий весьма смутное представление о мире, а потому постоянно играет против правил. Вывод: создайте себе достоверный образ ребенка, отбросив завышенные ожидания и наши родительские утопические фантазии. Ребенок – не совершенство, особенно пока мал и, открою вам секрет, вряд ли им станет. Это данность. Нас же не бесит плохая погода, так как она сильнее нас и неподвластна нашему влиянию, приходится лишь смиренно терпеть дождь и ветер. Хотя, признаться честно, иногда все же бесит, однако мы не кричим ей, брызжа ядом: «Прекрати немедленно, сколько можно тебе повторять!».

Во-вторых, у родительского раздражения могут быть скрытые мотивы: ваша дочь  похожа на свекровь, а у вас с мамой мужа, мягко скажем, взаимная неприязнь. Отсюда эмоциональные хитросплетения и перенос злости с одного объекта на другой, более доступный.  Вывод: без психолога разобраться трудно. Хорошо, если авторитетный и совершенно посторонний человек назовет вещи своими именами и предложит варианты разруливания. Иначе можно годами копить злобу, отравляя жизнь ребенку, который виноват лишь тем, что уродился в бабушку. Ну, может, попробовать для начала наладить отношения со свекровью, что относится к разряду задач повышенной сложности. В общем, проще сразу к психологу.

mama-krichit-na-pebenkaВ-третьих, нас раздражают дети, поскольку они – есть отражение нас самих. Все худшее внутри нас, что мы упорно стараемся не замечать, зеркалится в детях, и ежедневно красной тряпкой тореадора мельтешит перед глазами. Я медлительна, но дочь, по два часа собирающаяся в школу, - это невыносимо. Я нытик, но сын, впадающий в уныние из-за развязавшегося шнурка, убивает меня наповал. У меня не было в детстве друзей, но ребенок, скучающий дома в одиночестве – это удар ниже пояса, постоянное напоминание о моих детских комплексах и разочарованиях. Вывод: нужно осознать, что плохи в первую очередь мы сами. А значит, нечего орать на детей.

В четвертых, родители иногда забывают, что рожали детей не для себя, а для них сами, для мира, для Бога. Относясь к детям как к собственности, по формуле «я тебя породил, я тебя и убью», мы разрешаем себе не особенно деликатничать в отношениях с ними. Захочу, наору, захочу – прокляну, это же МОЙ ребенок. Вывод: необходимо осознать, что мы для ребенка – не хозяева, а лишь проводники в этом мире. Каждый новорожденный, как это ни странно, - личность, ну или как минимум, личинка личности. Нужно научиться относиться к нему как к чужому. К чужим мы всегда лояльнее, вежливее,  чем к близким, значит, надо держать дистанцию.

В пятых, особенно дети раздражают тогда, когда мы слишком многое приносим им в жертву. Жертвуя ради детей своей работой, увлечениями, отношениями с любимыми, мы думаем, что поступаем правильно. Однако подсознательно все же виним их в том, что нам пришлось похоронить в себе художника или отказаться от второго брака. Жертвенность рано или поздно потребует платы. Вывод: не надо жертв. Дети – наши союзники, друзья, равноправные партнеры в будущем, и они вовсе не просят нас об этих жертвоприношениях. Любви и понимания им будет вполне достаточно.

Раздражен и очень опасен

louderОтрезвляюще здраво о родительской раздражительности пишет известный педагог и публицист Симон Соловейчик: «Раздражение – это всегда реакция на мелкое, слабое, это – пожалуй, самое мелочное из всех наших чувств; а раздражительность – признак глубокой, иногда тайной мелочности характера. Раздражительность возможна только там, где есть уверенность в безнаказанности. Малейшее подозрение об опасности, о возможности ответного применения силы мгновенно снимает раздражение – человек успокаивается или, наоборот, разъяряется, но слово «раздражение» перестает отвечать состоянию его чувств.


Известно, что при стрессе выделяются определенные гормоны, но что, скажите, происходит с нами при раздражении? Думается, ничего хорошего. При стрессах одни люди действуют хуже, чем обычно, другие – лучше. В раздражении все решительно действуют хуже собственных стандартов поведения. Стресс подавляет одни чувства и обостряет другие, раздражение же, по-моему, вытесняет, или по крайней мере обедняет все наши эмоции, как положительные, так и отрицательные; это всеобщий суррогат чувств. И чем беднее человек эмоционально, тем он раздражительнее».

Этот же замечательный педагог сравнил раздражительных родителей с водителями, которые нажимая на газ, одновременно давят и на тормоз, надеясь при этом, достичь желаемой скорости. Воспитание в раздражении невозможно. В состоянии тихого бешенства мы теряем границы справедливости, а все что за ее пределами – в педагогике не работает.