Главная \ Здоровье \ архив темы "Здоровье"

архив темы "Здоровье"

  Если ребенку нужна помощь…

 

Подросток ушел из дома, малыш заикается и гиперактивен, школьник внезапно забросил учебу и впал в депрессию… Как разобраться со всем этим? К кому обратиться за помощью?

Сегодня мы хотим рассказать об учреждении, которое уже много лет помогает родителям решать проблемы их детей, консультируя, занимаясь лечением и обучением, поддерживая
людей, столкнувшихся с трудностями воспитания и детского здоровья. Речь идет о казенном учреждении ХМАО-Югры «Сургутском психо-неврологическом диспансере». Детско-подростковое отделение существует здесь уже 14 лет и обслуживает огромную территорию. Сюда обращаются за помощью не только жители Сургута и Сургутского района, диспансер принимает пациентов со всего Ханты-Мансийского округа, едут даже из Тюменской и Свердловской областей.  О том, какие специалисты ведут прием и какую помощь здесь оказывают детям и подросткам, нам рассказал главный врач Андрей Петрович Новиков:

« В состав нашего отделения входит поликлиника, где ведется амбулаторный прием пациентов в возрасте до 18 лет, и стацонар на 30 койкомест, в котором палаты для детей и подростков расположены отдельно друг от друга. Также мы имеем лабораторию, кабинеты физиолечения и инструментальной диагностики, наркологический и психотерапевтический кабинеты.

К нам обращаются по самым разным поводам: от психических и поведенческих расстройств до проблем с психоактивными веществами,  наркотиками и алкоголем, бродяжничеством, кражами и прочими проявлениями асоциального поведения.

Если ребенку можно помочь амбулаторно, то наши специалисты работают с ним по схеме, при которой он остается в семье, дома, получает необходимое лечение, посещая нашу поликлинику. Но бывает, что госпитализация необходима, и тогда ребенку оказывают помощь в стационаре.

Напрасно некоторые родители опасаются или ленятся обращаться к специалистам за квалифицированной психологической и медицинской помощью. Ведь именно детский возраст позволяет скорректировать многие поведенческие проблемы и вылечить психические расстройства.  Мы призываем людей быть, во-первых, ответственными за своих детей и своевременно принимать меры, если в поведении или состоянии ребенка вас что-то настораживает, а во-вторых, толерантными к тем, кто нездоров. Ведь расстройства бывают как врожденными, так и приобретенными, а значит, никто не застрахован от столкновения с подобными проблемами. Просто нужно не бояться их, а уметь вовремя распознать и принять меры».

В отделении ведут прием детские психотерапевты, психологи, логопеды и социальные работники. В настоящее время проходит апробация новых форм реабилитационной работы с детьми, когда маленький пациент становится объектом внимания целой команды врачей, которые вместе стараются ему помочь. В этот процесс активно вовлечена и семья ребенка, благодаря чему процесс реабилитации проходит максимально успешно. Когда с психологической проблемой малыша сражается не одна лишь отчаявшаяся мама, а коллектив специалистов, то и результат их совместных усилий дает ребенку возможность быстрее стать здоровым, развитым и веселым.

Чаще всего родителей малышей волнуют вопросы соответствия их развития возрасту, привития необходимых навыков и умений, проблемы взаимоотношений в семье. Мамы школьников обращаются за помощью при сложной адаптации ребенка к школе, неуспеваемости, невротических страхах, неврозах и речевых расстройствах. У подростков свой набор проблем: уход из дома, наркотики, алкоголизм, интернет-зависимость и т.д. И если нам все это кажется бесконечным кошмаром, перед которым мы бессильны, то врачи и психологи обладают необходимыми знаниями и опытом, чтобы найти выход.

 

Детско-подростковое отделение «Сургутского психо-неврологического диспансера»:

г. Сургут, ул. Профсоюзов, 12/3, телефон 35-81-00

____________________________________________________________________

 

Нос должен дышать

Ребенок  часто грустит, неохотно учится, вял и раздражителен. Почему? Родители ищут ответ в области психологии и педагогики, и мало кто догадывается, что все дело в обычном насморке или хронической заложенности носа. О том, почему для ребенка так важно свободное, чистое носовое дыхание, мы побеседовали с врачом-отоларингологом высшей категории, заведующей отделением дневного стационара хирургического профиля МБУЗ ГП №4 Низамутдиновой Зинфирой Фаильевной.

Низамутдинова З.Ф.- Зинфира Фаильевна, по каким косвенным признакам родители могут определить, что у ребенка есть нарушения в области лор-органов?

- Ребенок внезапно стал хуже учиться, не записывает домашние задания, стал более рассеянным, апатичным в течение дня, участились простудные заболевания, появился ночной храп  - все это должно насторожить родителей. Еще один типичный признак - синдром ночного апноэ, то есть кратковременная остановка дыхания во время сна. Это очень распространенная патология, характерная для детей с нарушенным носовым дыханием.

Необходимо при помощи специалиста искать причину этих изменений. Лор-врач при осмотре определит, что же это: либо проблема с хронически недышащим носом, либо  гипертрофия небных миндалин, возможны проблемы с ушами, поскольку на фоне недышащего носа развивается хронический сальпингоотит, который сопровождается снижением слуха.

-  Как же так - банальный насморк – причина отставания в школе?

- Вспомните свое состояние, когда  заболеваете вирусной инфекцией: самочувствие  ужаснейшее, полная апатия, голова болит, ничего не хочется.  А каково ребенку, его мозгу, когда он постоянно, изо дня в день  не дышит носом? Утомляемость повышается, он не готов воспринимать новую информацию, замедляется реакция, мышление.  Головной мозг не обогащается кислородом, то есть присутствует хроническая гипоксия,  нарушается кровообращение. Естественно, что такой ребенок будет отставать во всех отношениях.

Кроме того, когда нет носового дыхания, развивается тугоухость, а неслышащие уши влекут за собой ухудшение речи. Сейчас мы наблюдаем очень много случаев дизартрии – искаженного произношения звуков и слов.  Дети стали плохо говорить, и не всегда понятно, почему: из-за патологий со стороны отоларингологии или неврологии, а эти области очень тонко  взаимосвязаны.

- Если ребенок дышит ртом, это тоже ненормально?

Да, открытый рот – это плохо, идет неправильное формирование лицевого скелета, зубов, у ребенка все время отвисает нижняя челюсть, появляются  специфические носогубные складки – то есть недышащий нос ведет и к внешним уродствам.

- Эти проблемы решаемы?

- Конечно, в большинстве случаев мы можем помочь маленькому пациенту восстановить носовое дыхание и слух, что значительно улучшит его жизнь. Если родители внимательны, имеют контакт  со своим ребенком, они вовремя побегут к врачу, несмотря на то, что специалистов  отоларингического профиля у нас очень мало, и попасть к ним тяжело. Дефицит отоларинголов, конечно, большая проблема, поскольку в нашей стране патологиями лор-органов страдает каждый второй. И все-таки нужно настаивать на приеме. Даже если в вашей поликлинике нет специалиста, педиатр или заведующая поликлиникой должны дать направление в другое медицинское учреждение. Есть и платные медцентры, где можно получить консультацию. Не помогли в одном месте – идите в другое, найдите способ и не успокаивайтесь, пока ребенок не выздоровеет.

Врач предложит консервативное лечение, либо оперативное. В любом случае после грамотного лечения ребенок будет веселее и здоровее, станет лучше учиться.

- Практика показывает, что  многие пускают процесс на самотек…

- Одни сидят и ждут, что все наладится само собой, упуская драгоценное время, другие ищут ответы, но не там! Наш враг номер один – это интернет. Он, конечно, расширяет наш кругозор, но в то же время вводит людей в заблуждение, «благодаря» ему – сплошь и рядом неэффективное, а то и опасное  самолечение; непрофессиональные, абсурдные умозаключения  пациентов, споры с врачом: «а там так написано!». Хоть интернет и международная сеть, но все же это только коробка, а не врач. Пока живое общение доктор-пациент никто не отменил, и ставить диагнозы на расстоянии без непосредственного контакта и осмотра, невозможно.

Вообще, нос – это входные ворота нашего организма, в его слизистой происходит очень много важных процессов. При осмотре врач может обнаружить признаки неблагополучия других органов и систем организма, тот же полипоз в полости носа может косвенно свидетельствовать о бронхиальной астме и т.д.

- Педагоги не рекомендуют ЧБД  (часто болеющим детям)  поступать в гимназии, лицеи с большой умственной нагрузкой. Якобы все равно не потянут. Это так?

- Все индивидуально. Если у ребенка нет грубой органической патологии, почему бы и не попробовать?  Даже дети с ДЦП успешно учатся и достигают высоких результатов. Человек – это темная лошадка, у которой столько нереализованных возможностей, что предопределить результат заранее не возьмется никто.

Да, конечно, ЧБДэшкам сложно из-за того, что они много пропускают из-за рецидивирующих болезней, но сейчас можно учиться и дистанционно, у большинства школ есть сайты, где выкладываются задания и учебные материалы.  Было бы желание, подкрепленное  родительской любовью, терпением  и поддержкой.

- Часто родители, получив консультацию врача, пользуются его рекомендациями в следующий раз самостоятельно, не посещая больницу.  В частности, пьют «те же» антибиотики. Это допустимо?

- Нет. Самолечение – это всегда риск. Три дня одни антибиотики,  три дня другие, которые когда-то  назначали ребенку - так нельзя,  залеченному больному намного труднее помочь даже в стационарных условиях. Сейчас ядерный век, и резистентность (устойчивость к антибиотикам)  очень высокая. Даже нам, специалистам, бывает непросто подобрать идеальный для того или иного случая антибиотик.

- Самый популярный вопрос родителей:  что делать с аденоидами? Во времена нашего детства их рекомендовали  удалять…

- Ничего лишнего в организме нет, и каждый орган выполняет определенную функцию, поэтому для удаления аденоидов нужны определенные показания. Аденоиды есть у всех, просто у кого-то они гипертрофированы,  у кого-то увеличиваются только во время болезни. Часто можно обойтись консервативным лечением, не прибегая к операции.

Бывают ситуации, когда и операция не помогает, например, если ребенок аллергик или астматик. Но для всех случаев есть золотое правило  – аденоиды  должны быть санированы, даже если планируется их удаление, сначала аденоиды «отмывают».

Что касается методик, то они со времен нашего детства стали более совершенными: есть лазерные операции, также удаляют аденоиды и специальным радиоволновым хирургическим аппаратом. В крупных российских городах предпочтение отдается  эндоскопической хирургии, которая менее травматична и более эффективна. В Сургуте делают в основном классические хирургические операции,  нового оборудования мало.

- Что родители могут сделать для оздоровления ребенка, улучшения состояния его лор-органов?

- Закаливание и промывание носа – первые постулаты родителей, стремящихся к тому, чтобы ребенок себя хорошо чувствовал и развивался в соответствии с возрастом. Люди должны уметь промывать себе нос, это такой же естественный процесс  как чистка зубов и ушей, как умывание по утрам. Можно промывать нос просто физраствором, приготовленным в домашних условиях: одна чайная ложка морской соли на один литр теплой (температуры тела) кипяченой воды. Есть растворы и специальные приспособления в аптеках.

Промывают нос с рождения, просто для каждого возраста есть свои особенности, о которых расскажет врач. Он же покажет, как правильно делать промывание, чтобы не возникли осложнения.

Закаливание тоже должно быть правильным, с постепенным понижением градуса. О том, как это делать, существует очень много хорошей литературы.

- Есть ли у вас профессиональный секрет – как  уговорить малыша на проведение неприятной процедуры? Ведь некоторые дети даже капли в нос закапать не дают.

- Я сторонник разъяснений – расскажите  ребенку, для чего это надо. Не сюсюкая, но доступно, с учетом возраста. Как правило, это работает, ведь страшно только то, что непонятно.  Многие приходят к нам в стационар совершенно неготовыми к процедурам, но постепенно привыкают, главное не пугать, не оказывать давления. Хотя порой приходится и переступить через  категорическое «не хочу»  – здоровье прежде всего.

- В сургутских детских поликлиниках  к лор-врачу не попасть даже при прохождении обычной медкомиссии. Почему так мало лор-врачей в педиатрии?

Врач-отоларинголог – универсальная специальность, он может вести прием как  взрослых, так и детей. Ведь у маленьких пациентов  все то же самое – только в миниатюре, хотя, есть, конечно, определенные нюансы. Работать с детьми сложнее: не выспался, потерял игрушку, просто капризничает из-за болезни, мама нервничает, и ребенок это чувствует  – может быть все, что угодно, а осмотр требует спокойствия. Надо уметь отвлечь ребенка, чтобы он не плакал, не мешал осмотру, так что порой врач – еще и артист. Поэтому многие не хотят идти в педиатрию – нагрузка колоссальная.

Нехватка отоларингологов вообще - проблема российского значения, лор-патологий очень много, а  врачей мало. Кроме того, даже если все ставки заняты, пациентам от этого не легче: объемы работы, стандарты врачебной помощи уже давно устарели, качественно поработать с пациентом при такой нагрузке просто невозможно. Много отчетности, бумажной волокиты;  всеобщая компьютеризация не облегчила нам жизнь.  Страховые компании требуют давать развернутый осмотр даже здоровых пациентов…  Лучше бы мы тратили это время на тех, кто действительно нуждается в помощи!  Если же увеличить время приема, отведенное на одного человека, что делать с теми, кто не дождался своей очереди? А ведь у кабинета лора всегда очень много пациентов… Каждый год  на конгрессе отоларингологов в Москве этот вопрос озвучивается, и наши корифеи требуют пересмотреть устаревшие нормативы, но пока все по-прежнему.

- При всем этом люди часто критикуют врачей, недовольны их работой. Почему?

- Если мыслить глобально, то врачи – это отдельная каста людей, которые выполняют определенную миссию – занимаются здоровьем нации. Нельзя ставить их в те условия, в которых им приходится работать сегодня.  А что касается недовольных -  как бы ты ни старался, всегда найдутся любители поскандалить. Я среди врачей не знаю ни одного явного или же скрытого врага, который ненавидел бы больных, желал кому-то навредить. Все хотят сделать лучше, помочь по мере своих знаний и возможностей. Другое дело, что некоторые  чего-то не знают, не умеют, но это тоже не всегда наша вина. Многие недообучены – а  возможности обучаться весьма ограничены.

Врач – профессия творческая, требующая постоянной работы над собой. Мы должны поспевать за новыми разработками, оборудованием, новыми лекарствами, методами обследования, чтобы быть на волне, а не лечить как при царе Горохе.

Светлана Сергеева